Празднование Казанской иконе Божией Матери

Неделя 23-я по Пятидесятнице.

Была совершена божественная литургия, водосвятный молебен, крестный ход.

на кануне было совершено Всенощное бдение.

Разъяснения православного философа Аркадия Маллера на заблуждение Фанара( Константинопольский патриархат)

Интервью известного идеолога константинопольского ультрамонтанства, епископа Иова (Гечи), данное украинской редакции ВВС, идеально обнажает подлинную позицию Фанара:

1) Полноценной автокефалией обладают только древние Церкви из числа т.н пентархии, а все остальные Поместные Церкви фактически получили свою автокефалию от Константинополя, который в любой момент имеет право ее отозвать.
2) Соответственно, если Московский Патриархат и дальше будет сопротивляться фанариотской агрессии, то Фанар может отозвать автокефалию у самой Москвы.
3) По этой же логике Фанар может предоставить автокефалию Белорусской Церкви, достаточно белорусским властям, церковным и государственным, обратиться с этой просьбой к самому Фанару.
4) Если патриарх Варфоломей захочет “наказать” Патриарха Кирилла за неявку на Критский собор и за прочее “непослушание”, то имеет право это сделать по канонам, поскольку Москва каким-то образом подчиняется Фанару.
5) Решением Фанара от 11.09.18 все члены УПЦКП и УАПЦ автоматически и без покаяния приняты в Константинопольский патриархат, а все церковные структуры на территории государства Украина, включая УПЦ МП, аннулированы и их члены должны ждать следующего решения Фанара об их судьбе.
6) На территории одного государства “по канонам” может быть только одна Поместная Церковь, так что на Украине не будет даже эстонского варианта сосуществования двух юрисдикций.
7) И по мелочи, показательное историсофское замечание – если бы не экуменическое движение в ХХ веке, то Поместные Православные Церкви находились в изоляции и игнорировали друг друга.

Ну что же, все очень логично: однажды сказав А, фанариоты не медлят сказать Б, и в скором времени можно ожидать еще более откровенных заявлений. Однако стоит признать, что если бы не такие солнечные ораторы, как Геча, Говорун, Дробинко и, конечно, сам Архондонис с Денисенко и Малетичем, то вся эта афера с укрокефалией могла бы выглядеть несколько солиднее. Ведь вполне можно было бы не городить антиканоническую ахинею, а… Впрочем, зачем подказывать врагу, как надо было бы, тем более, что уже все идет по самому трешовому сценарию из всех возможных.

Но отвечу для проформы:

1) Автокефалия – это церковный суверенитет, а любой суверенитет невозможно отозвать, иначе это уже не суверенитет, а временно делегированное наместничество. Если бы автокефалию можно было отозвать, то в ней бы не было никакого смысла и поэтому никаких канонов об отзыве автокефалии не существует. Но для священноначалия Элладской, Сербской, Румынской, Польской, Албанской, Болгарской, Грузинской и Чехословацкой Церквей это заявление должно быть серьезным сигналом.

2) Русская Церковь стала автокефальной не в 1589 году, а в 1448 году, и не потому, что Константинополь предоставил нашей Церкви автокефалию, а потому что Константинопольская Церковь вступила во Флорентийскую унию и приняла ересь католицизма, после чего перестала быть Церковью Христовой, и любая епархия имела право отколоться от нее, чтобы остаться в Церкви и сохранить православную веру. Именно поэтому Русская Церковь обрела автокефалию, а в 1589 году Константинопольский патриарх в специальной Уложенной грамоте лишь подтвердил ее статус в качестве Патриаршества. Кстати, именно в этой грамоте, за подписью Константинопольского Патриарха Иеремии II Траноса четко сформулировано, что Первый и Второй Рим пали, а Великое царство Российское есть Третий Рим, – так что это уже не частное мнение одного псковского инока, а официальное учение всей Вселенской Церкви.

3) Угроза предоставить автокефалию Белорусской Церкви, конечно, абсолютно виртуальна, поскольку в Белоруссии нет даже автономной Церкви, а БПЦ – это только Экзархат Московского Патриархата, но дело не только в этом, но еще и в том, что среди белорусских верующих нет даже тени того русофобского церковного сепаратизма, который десятилетиями взращивался на Украине. С тем же успехом Фанар может грозить “автокефалией” Смоленской или Псковской епархии.

4) Право Константинопольского патриарха “наказывать” кого-либо за пределами его канонической территории и церковной юрисдикции – это, конечно, исключительно романтическое фэнтези самого Иова (Гечи), пытающегося быть “святее папы фанарского”, однако можно быть уверенным в том, что вся верхушка фанариотов тоже в это верит, но не всегда может себе позволить исповедовать эту веру на публике. Но Геча освободил их от этого комплекса.

5) Признание целых два этнофилетических раскола на чужой канонической территории в качестве членов Церкви, без покаяния и какой-либо синкопы вообще – это беспрецедентная акция в церковной истории. С тем же успехом Москва сейчас может признать членами Церкви всех старостильников и прочих раскольников во всех Поместных Церквах. Столь же абсурдным, за пределами всякого абсурда, является ликвидация любой церковной структуры на чужой канонической территории, хотя это полностью вписывается в общую логику Фанара – тот, кто имеет право учредить что-либо за пределами своей законной власти, точно так же может и ликвидировать что-либо. Только к каноническому праву эта логика не имеет никакого отношения, это только “право сильного” в пространстве реальной войны на уничтожение.

6) Если на территории одного государства “по канонам” может быть только одна Поместная Церковь, тогда в самой Византии церковное устройство было неканоничным. Я понимаю, что с точки зрения фанарского ультрамонтанства вся Византия должна была бы подчиняться только Константинопольскому Патриархату, а сегодня так и весь мир, но это не только антиканонично, но и абсолютно нереально. В таком случае свои претензии к каноническому устройству Фанар тогда должен предъявлять, прежде всего, к самой Греции, где в одном государстве сосуществуют две Поместные Церкви – Элладская и Константинопольская, иначе оказывается, что истинная цель этой экклезиологической фантазии — это не столько даже господство Фанара, сколько ослабление Москвы и разрушение канонической территории Русской Православной Церкви.

7) Оговорка епископа Иова (Гечи) про благодатное влияние экуменического движения на диалог между Православными Церквами — тоже из разряда фэнтези, ведь Православные Церкви всегда общались между собой и не нуждались в посредниках. Однако вспомним, что Иов (Геча) является представителем Константинопольского патриархата при «Всемирном совете церквей» и эта оговорка не случайна, потому что проектируемая фанариотами “единая украинская православная церковь”, в конечном счете, должна будет влиться в гиперэкуменический процесс размывания всех догматических и канонических границ, в котором давно уже участвует Фанар и куда с неизбежностью вольются все Поместные Церкви, если в случае глобального внутриправославного раскола они останутся с Фанаром. Именно поэтому фанариотов так раздражает Московский Патриархат, как главный полюс последовательного консерватизма в мировом Православии.

На фото — епископ Иов (Геча) и патриарх Варфоломей.

Прор. Иоиля (800 г. до Р. Х.). Мч. Уара и с ним семи учителей христианских

Была совершена божественная литургия.  водосвятный молебен с акафистом Сщмч Куиприану и мч Иустинии

На кануне было совершено вечернее богослужение